Основные установки философской антропологии. Виды и особенности философско-антропологических направлений

Философская антропология есть учение о человеке с точки зрения самого бытия человека:1. Это специальная философская дисциплина, занимающаяся проблематикой человека. В качестве таковой активно оформляется на протяжении последней четверти 20 в., впитывая свою тематику из общей философии;2. Есть совокуп­ность антропологических концепций, возникших в не­классической и постклассической философии в резуль­тате так называемого антропологического поворота (предметом осмысления начинает выступать не бытие само по себе, а разъяснение и раскрытие смысла чело­веческого бытия).

Впервые этот поворот был осуществлен Л. Фейербахом (а в русской философии Н.Г. Чернышевским), который сформулировал «антропологический принцип»философии. Антро­пологический принцип провозглашает человека исход­ным пунктом и конечной целью философии (согласно Фейербаху, необходимо «посредством человека свести все сверхъестественное к природе, и посредством при­роды все сверхчеловеческое свести к человеку»). Во второй половине 20 в. указанный принцип был допол­нен «антропным принципом» современной космоло­гии, устанавливающим зависимость существования человека от физических параметров Вселенной (истоки — в концепциях космизма: Циолковский, Чижевский, Вернадский, Тейяр де Шарден).

В более строгом смысле слова философская антропология — направление в не­мецкоязычной философии, оформившееся в конце 1920-х как принципиально новый тип не­классического «философствования», предлагающий и реализующий программу философской антропологии как единственно воз­можной современной философии и противопоставля­ющий себя в этом качестве иным философским дис­курсам. Исходная установка философской антропологии задает­ся тезисом о том, что любое вопрошание в философии является всегда вопросом о том, что есть человек, а любое «философствование» есть исследование струк­тур специфического человеческого опыта, его крити­чески-рефлексивное прояснение и обоснование.

Философско-антропологическую про­грамму Шелер предложил в небольшой работе «Положение человека в космосе» (1928). В том же 1928 вышел другой классический для философской антропологии труд — «Ступени органического и человек» Плеснера. Третьей программной книгой философской антропологии счи­тается работа Гелена «Человек. Его природа и положе­ние в мире» (1940).

Одним из родоначальников современной философской антропологии был известный немецкий мыслительМакс Шелер. В ряде своих работ он констатирует кризисность развития современной ему западно-европейской культуры и пытается найти и показать выход из этого состояния кризиса. Кризис общества, социальные противоречия и другие коллизии для М. Шелера — проявление кризиса человека, его личности М. Шелер пишет, что человек никогда не был столь «проблематичным»как в XX веке. Основную причину такого положения человека он видит в существующем разграничении его изучения разными, малосвязанными друг с другом, направлениями антропологической мысли: теологическом, философском, естественнонаучном.

М. Шелер упрекает европейскую философию в том, что она забыла о синтезирующем для всего философского знания вопросе И. Канта: «Что такое человек?». Задача философской антропологии, полагает М. Шелер, показать как из структуры человеческого бытия вытекают все свершения и дела человека: язык, совесть, государство, наука, мифы, идеи и многое другое, характеризующее человека.

Шелер выделял пять различных европейских дискурсов: еврейско-христианский, антично-греческий, на­туралистический, декаданский, ориентированный на сверхчеловека.

В основании первых трех — тот или иной образ человека, два последних простраивают «принижающий» или «возвышающий» тип его тракто­вок.

М. Шелер формулирует предмет философской антропологии. С его точки зрения, философская антропология — это наука о сущности и структуре сущности человека.

М. Шелер считал, что качество, которое делает человека человеком, находится вне жизни в широком смысле этого слова. По мнению М. Шелера, — это дух. Дух противостоит всему, ибо дух сверхприроден, он происходит от Бога. Иначе говоря, человек у М. Шелера — это духовное существо, связанное с Богом. Основную особенность человека М. Шелер видит в его устремленности к Богу, поэтому наиболее совершенной личностью, по М. Шелеру, является святой. М. Шелер признает, что все ценности (религиозные, философские, эстетические, научные и т. п.) даны человеку постольку, поскольку он находится в обществе. Таким образом, человек, занимая центральное место в философии М. Шелера, является духовным существом, а основными принципами бытия человека выступают могущественный, но слепой жизненный порыв и все постигающий, но немощный дух.

Источник



ПОНЯТИЕ ФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Что такое «философская антропология»? Чем она отличается от антропологии и от философии человека? Когда она возник­ла? Как естественнонаучное знание соот­носится с философским постижением человека?

Философская антропология — это раздел философии, в котором изучается человек как особый род сущего, осмыс­ливаются проблемы человеческой природы и человеческого бытия, анализируются модусы человеческого существова­ния, выявляется потенциал антропоцентрической карти­ны мира.

Как самостоятельная отрасль философского знания ан­тропология возникла в XVIII веке. Однако размышление о человеке вовсе не является привилегией только этого столе­тия. С тех пор как человек стал раздумывать об устройстве окружающего мира, он начал постигать и самого себя. Кто я и кто мы? Откуда взялись? К чему и куда идем в бесконеч­ном (так ли?) историческом развитии? Что выделяет нас из (С.21) пестрого, многоликого сонма живых существ, населяющих Землю, и что роднит с ними 7 Меняется ли человек как био­логический вид по мере своего интеллектуального и нравст­венного совершенствования? Каким путем развивается его дух — к познанию мира и себя в нем или к саморазрушению 9 Может ли он изменить окружающий мир или, напротив, яв­ляется рабом обстоятельств 9

Любой феномен может бьпь осмыслен, по-видимому, двояким способом- либо через сопоставление его с другими существами или явлениями, либо через раскрытие его собст венной уникальной природы Изучение человека «извне» предполагает истолкование его отношений с Богом, природой (космосом), обществом (культурой), логосом (ментальностью) и другим человеком Приближение к тайне человека «изнутри» сопряжено с постижением его телесного, эмоционального, вопящего, нравственного, духовного и со­циального бытия

Все многообразие философских подходов к окружающему миру может быть, как нам кажется, типологизировано В ис­тории мировой философии можно проследить различные ми­ровоззренческие установки, в зависимости от того, какому феномену отдается безусловный приоритет — Богу, природе, социуму. Логосу, человеку. Назовем в этой связи природоцентризм (космоцентризм), теоцентризм, социоцентризм (культуроцентризм), логоцентризм и антропоцентризм Вполне понятно, что эти различные подходы не всегда суще­ствуют в идеальном выражении. Они, как будет показано да лее, дополняют друг друга, вызывают потребность в выра­ботке общей, синтезирующей позиции.

ТЕОЦЕНТРИЗМ

Религиозные философские направления рассмат­ривают в качестве высшей ценности —Бога Главная проблема христианской теологии, как это очевидно, постиже­ние божественного. Характеризуя эту философскую установку, Авгу­стин Блаженный отмечает: «.. если же мудростью является Бог, кото­рым все сотворено, как удостоверяют божественные авторитет и истина, то истинный философ любит Бога» 1 Августин Блаженный. О граде Божием // Мир философии. Книга для чтения.- М . 1991 — Ч 1. С.14).

Тайна человека в этой системе размышления оказывается (С.22) принципиально непостижимой (как, впрочем, и тайна Бога), как соотнесенная с сущностью божественного. «Есть какие-то истины о Боге, — пишет Фома Аквинский, — которые пре­восходят всякую способность человеческого рассудка, как, например, о том, что Бог троичен и един. Однако есть какие-то истины, которые может достичь и естественный рассудок, как, например, о том, что Бог есть, что Бог един и т.п.; эти истины о Боге наглядно доказали и философы, ведомые све­том естественного рассудка. » 2 .(Фома Аквинский. Сумма против язычников. // Мир философии’ Кни­га для чтения. — М., 1991 -4.1.-С 15.)

Кроме этого:  У нас конкурентная цена на замену в СНТ алюминиевого провода на СИП

По его мнению, «рассмотрение почти всей философии предполагает к позна­нию Бога» 3( Там же.) Древняя философия основывалась на религиозном созна­нии. Это относится к философской мудрости Гераклита и Пифагора. Вот почему, по мнению Н.А. Бердяева, в досократовской философии было много здорового реализма 4 ( Бердяев Н.А. Философия свободы // Бердяев Н.А. Философия свобо­ды. Смысл творчества. — М., 1989. — С. 19.). Муд­рость божественного Платона, по его словам, связана, быть может, с посвящением в Элевсинские мистерии. Средневеко­вью мистики также были посвящены в тайны христианства Однако новая философия, начиная с Декарта, перестает быть сакральной и подвергается обмирщению.

Русские религиозные философы отвергали идею, согласно которой философия должна стать прислужницей теологии Вместе с тем они рассматривали философию как органиче­скую функцию религиозной жизни. «Весь ход человеческой культуры, все развитие мировой философии, — отмечает Н А. Бердяев, — ведет к осознанию того, что вселенская ис­тина открывается лишь вселенскому сознанию, т.е. сознанию соборному, церковному» 5 (Там же. — С. 27.)

ЛОГОЦЕНТРИМ Логоцентрическая картина мира связана с утверждением приоритета Логоса, кото­рый был назван В. фон Вейцзеккером рабовладельцем Запа­да. В логоцентризме сплетены две концепции: мир понима­ется как система, связанная логикой и методом, и как струк-(С. 23)тура, состоящая из задач, которые заставляют людей неус­танно и систематически заботиться о порядке в этом мире. Тяготение к порядку в теории и на практике находит свое вы­ражение в иерархическом мышлении. Построение иерархий по принципу времени и ранга — руководящая нить данной концепции мира.

По мнению Ганса Буркхарда, такая иерархическая струк­тура представлений имеет множество корней. Некоторые из существующих здесь связей поддаются обозначению, и то лишь поверхностному. Она восходит к монотеистической картине мира, которая излагается в Ветхом Завете. Первона­чальной модель» логоцентрической картины мира послужил теоцентризм. «Каждый христианин и каждый иудей пред­ставляет Вселенную как монархию», — писал А. Уоттс. Вы­сокоразвитая способность к абстрактному мышлению, к ко­торому народы, населяющие пустынные географические ре­гионы, были предрасположены с самого начала, разрушила представления о чувственной жизни богов. С точки зрения теоцентризма и логоцентризма, человеческое бытие равно­значно некой миссии. Сущность ее — подчиняйте себе зем­лю .

«В божественном организме Христа, — писал В С.Соловьев, — действующее единящее начало, начало, вы­ражающее собою единство безусловно-сущего, очевидно, есть Слово, или Логос» 6 ( Соловьев В.С Чтения о Богочеловечестве // Соловьев В С Сочине ния В 2 т — М , 1989 — Т 2 — С 108). Логос есть тот же Бог, но Бог, прояв­ляющийся по отношению к чему-то Такое понимание Бога предполагает человека, перед которым и развертывается бо­жественная сущность

Истоки логоцентрической картины мира — в античной философии. В ней первоначальное бытие чувственно живых феноменов было заменено мыслительными абстракциями послегераклитовых столетий. Мифическая стадия сознания оказалась замененной умственно-рациональной. В эпоху эл­линизма произошел резкий поворот к дуалистической карти­не мира в пользу логоса и оценки чувственной жизни как са­танинской. В эпоху христианской миссионерской деятельно­сти эти течения были впитаны первоначально более откры­тым христианским учением о спасении. (С. 24)

Логоцентризм укоренен в западном сознании и благодаря тому типу мышления и деятельности, который создал Рим­ское государство Лучшего примера конструктивной активно­сти при устранении фантазии нельзя отыскать в мировой культуре Римское представление о порядке имело для като­лической церкви такое же важное значение, как камень свя­того Петра. Римское мышление — это стратегическое мыш­ление, Отцовское право, подчинение мира линейному созна­нию

Мир, который не поддается упорядочению и выпрямле­нию, выглядит при этом как нечто подозрительное: власт­вующий ненавидит его, а подвластный боится. В мире язычества, подчеркивает Г.Бурхгардт, с богами Гомера никакая система не могла бы ничего сделать. Также чужды какой бы то ни было системе германские боги. Их очертания терялись в полумраке Языческий мир исходил из того, что природа гораздо сильнее человека Европейский север оставался в те­чение столетий и остается до сих пор в основном чуждым ие­рархии, церкви, государству, системе, власти.

Мессианские концепции были развиты, затем идеалисти­ческой философией. А.Камю отмечал, что в мировой исто­рии никогда не проливалось столько крови, сколько после то­го, как философия захватила власть над человечеством. На фоне убийств во имя великих идей завоеватели и тираны прежних эпох выглядят скорее наивными и сравнительно безобидными.

Под знаком сконструированного на философской основе системного мышления человек все дальше уходит от смысла открытого бытия. Наступила эра бытия без любви и свободного выбора. Со времен Гегеля системное мышление завла­дело исторической перспективой. Человек, согласно Марксу, это просто историческое существо. Стало быть, жизнь чело­века не может иметь никакого иного смысла, кроме подго­товки будущего. Таким образом, древняя мессианская идея получила секуляризированную интерпретацию. За счет логоцентрических систем человек создает себе иное существова­ние и, как отмечал С. Кьеркегор, смешивает себя со своим временем, своим столетием, человечеством в целом. Он не­редко отождествляет себя с логосом государства.

Источник

Философская антропология

1. Основные установки философской антропологии. Виды и особенности философско-антропологических направлений

Философская антропология — одно из влиятельных направлений общественной мысли XX века. Мировоззренческой установкой и стержнем всех изысканий философской антропологии является человек и только человек. В этом смысле философская антропология может быть названа антропоцентристским философским учением, поскольку человек в ней — центральная ось, вокруг которой оформляются и все другие проблемы бытия в мире.

Антропоцентризм философской антропологии не только в том, что человек находится в центре изучения философии, но и в том, что практически для всех ее школ он является центром мира. Такой подход берет начало от известного принципа античной философии Протагора: «человек есть мера всех вещей». Антропоцентризм философской антропологии вытекает и из христианской идеологии — одной из основ европейской культуры. Именно христианство представляло человеко-центристскую идею земной жизни, утверждая, что человек — венец творения, что Бог, как творец, прежде чем создать человека первоначально обустроил всю Землю как специальную обитель для него.

В этом отношении интересно сравнить философскую антропологию, сформировавшуюся на основе менталитета человека христианской культуры, с восточными школами философии. Характерно, что в восточной философии человек никогда не является центром мира, ибо он рассматривается ею как часть, элемент природы, один из многих уровней мироздания. В восточной философской традиции нет антропоцентризма, и нет собственной философской антропологии. В этой философии человек как бы естественным образом включен в мир, в ритмы природы. Сама же природа совершенна и человек должен не противостоять, а следовать ей. Такой пиетет к природе в исламе, например, выражается положением о том, что природа неподвластна человеку.

Таким образом, для европейской философской антропологии (и в этом ее основное отличие от других направлении философской мысли) центральным, синтезирующим всю ее философскую проблематику, выступает, ставившийся многими философами, вопрос о том, что такое человек. Философская антропология есть учение о человеке с точки зрения самого бытия человека. Размышления о человеке и его бытии захватывают самый широкий круг проблем, спектр которых оказывается практически неисчерпаемым. Вот почему, наверное, можно говорить об антропологизме, т е собственно философской антропологии в узком смысле — как особом направлении, целенаправленно изучающим проблему сущности человека и структуру этой сущности, и в широком смысле — как всей системе философских взглядов, которая не может не включать в себя, в том числе, и учение о человеке и его бытии в природе и обществе.

Кроме этого:  Несъемные аппараты для исправления прикуса

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ:

это специальная философская дисциплина, занимающаяся проблематикой человека. В качестве таковой активно оформляется на протяжении последней четверти 20 в., впитывая свою тематику из общей философии;

есть совокуп­ность антропологических концепций, возникших в не­классической и постклассической философии в резуль­тате так называемого антропологического поворота (предметом осмысления начинает выступать не бытие само по себе, а разъяснение и раскрытие смысла чело­веческого бытия).

Впервые этот поворот был осуществлен Л. Фейербахом (а в русской философии Н.Г. Чернышевским), который сформулировал «антропологический принцип» философии. Антро­пологический принцип провозглашает человека исход­ным пунктом и конечной целью философии (согласно Фейербаху, необходимо «посредством человека свести все сверхъестественное к природе, и посредством при­роды все сверхчеловеческое свести к человеку»).

Во второй половине 20 в. указанный принцип был допол­нен «антропным принципом» современной космоло­гии, устанавливающим зависимость существования человека от физических параметров Вселенной (истоки — в концепциях космизма: Циолковский, Чижевский, Вернадский, Тейяр де Шарден).

Во втором значе­нии философская антропология – это антропологизм как течение в современной философии, вбирающее в себя целый ряд концепций, так или иначе центрированных вокруг проблематики че­ловека:

неотомистских и неопротестантских,

В более строгом смысле слова философская антропология — направление в не­мецкоязычной философии (отличающееся значитель­ным концептуальным единством), оформившееся в конце 1920-х как принципиально новый тип не­классического «философствования», предлагающий и реализующий программу философской антропологии как единственно воз­можной современной философии и противопоставля­ющий себя в этом качестве иным философским дис­курсам:

«фундаментальной онто­логии» М. Хайдеггера.

Позднее в немецкой философской антропологии были оформлены как относительно самостоятельные направления:

Исходная установка философской антропологии задает­ся тезисом о том, что любое вопрошание в философии является всегда вопросом о том, что есть человек, а любое «философствование» есть исследование струк­тур специфического человеческого опыта, его крити­чески-рефлексивное прояснение и обоснование.

Чело­веческое понимаемо только исходя из него самого. Следовательно, нельзя рассуждать о человеке «частич­но», идя к антропологической проблематике из более «широких» оснований — онтологических, гносеоло­гических, эпистемологических. Философская антропология возможна только как синтетическая философия человека. Человек с не­обходимостью рассматривается наряду с другим су­щим, но как особое бытие, занимающее специфичес­кое положение в космосе.

В этой перспективе философская антропология строится как «строгая наука», нацеленная на сущност­ное измерение человеческого бытия, которая при этом:

не будучи собственно предметно-научным знанием, совместима с последним и может синтезировать в се­бе систематизированные данные конкретных научно-дисциплинарных исследований;

призвана преодо­леть как сложившийся дуализм предметов и методов естественно-научного и гуманитарно-научного знания, так и явить собой научно-философско-теологический синтез;

на этом основании снимает традици­онное для европейской философии противопоставле­ние должного и сущего, данного и заданного, виталь­ного и духовного, тела и души, прорываясь через по­стоянные проблематизации своих содержаний к под­линному, аутентичному, т.е. к собственно человеческо­му в человеке.

Ее цель дать целостное, а не совокупное знание о последнем, дать целокупный анализ физичес­кого, психического, духовного (и божественного) на­чал человека, вскрыть те силы и потенции, которые «движут» им, а главное — благодаря которым «движет­ся» он.

Кризис общества, с точки зрения большинства представителей философской антропологии, есть проявление и результат кри­зиса личности, который, в свою очередь, вытекает из того, что философия следует унаследованной от пери­ода классики традиции сводить человека к субъекту, к сознанию (мышлению) и противопостав­лять его объекту, миру.

Корни же «проблематичности», «нестабильности», «раздвоенности» человеческого бы­тия заключены в почти абсолютном игнорировании би­ологической, витальной подосновы, телесности чело­века, того, что кроме рассудка, разума, сознания он об­ладает телом, того, что он есть животное, хотя и специ­фическое. В этом плане философская антропология наследует линию, идущую еще от Аристотеля (человек как «политическое живот­ное»), но радикально переформулированной (начиная с Гердера) в немецкоязычной традиции:

Ф. Ницше: человек — «не установившееся животное»;

В. Дильтей: человек суть продукт исторической жизни;

А. Портман: человек есть «нормализованный недоносок»;

А. Гелен (в этом же смысле и у М. Шелера): человек есть «био­логически недостаточное существо»;

иные формули­ровки: «больной зверь», «дилетант жизни».

В этом пункте пролегает граница между собст­венно философской антропологией и иными, антропологически ориентирован­ными дискурсами (персоналистическим, психоанали­тическим, феноменолого-экзистенциалистским и т.д.). Выбор делается в пользу «жизни», а не «экзистенции». Признавая, что экзистенциализм открыл че­ловеческое измерение, представители философской антропологии подчерки­вают, что и «экзистенциирующее Dasein» М. Хайдеггера, и «экзистенцирующая экзистенция» К. Ясперса закрывают путь к собственно философской антропологии, игнорируя проблему витально­сти:

разрывая природно-органическое и социокультур­ное,

не видя специфичности человека как животного и его уникальности как жиз­ненного единства.

Однако, несмотря на то, что человек изначально «вписан» в мир, он в силу своей природной «недостаточности» не может быть объяснен «из природы», центрирован в ней. Он трансцендирован «вовне», вынужден искать «центр» вне се­бя; будучи лишенным основания, он вынужден посто­янно преодолевать «ничто». Животное тождественно самому себе и своей среде, поэтому оно «не обладает телом» (тождественно «плоти») и «центрично» (слито со средой), тогда как человек, дистанцируя себя по от­ношению к самому себе (своей телесности) и к своей среде (миру) — имеет тело, эксцентричен (Г. Плеснер) и открыт миру. Он способен:

приспосабливаться к лю­бой среде;

переходить из среды в среду;

а самое главное — «стать над» ней, и тем самым не просто «жить», а «вести жизнь»;

более того, обладая самосо­знанием (способностью рефлексии), накапливая опыт практической активности, увеличивать свои возможно­сти.

Возможность — основной модус человеческого существования; человек есть человек в той мере, в ка­кой он себя делает; его предназначение — стать тем, кем он уже с самого нача­ла является (реализовать «заданное» и «должное»).

Ос­новная проблема философской антропологии, достаточно четко дифференци­рующая специфику ее дискурсов, — удержание субъекта в мире. В этом отношении философская антропология во всех своих версиях оппонирует «бессубъект­ной философии» (линия, идущая прежде всего от Леви-Стросса и приводящая к «смерти субъекта» в пост­структурализме). В силу того, что человек, будучи «не­достаточным», усугубляет свою ситуацию тем, что жи­вет в мире, постоянно провоцирующем различные «разрывы», выталкивающем его ко всевозможным «границам», бытие человека всегда проблематично, требует постоянного усилия для снятия своей «неопре­деленности». Для этого ему необходимо привлечение не только «знания контроля» (естественнонаучное зна­ние), но и «знания культуры», как и «знания спасения». Акцент на том или ином «знании», необходимом для «удержания» человека в мире, и особенности видения его механизмов предопределили различия четырех ос­новных версий философской антропологии: антропобиологической, социологической, культурологической и теологической.

Кроме этого:  Инструкция по эксплуатации JVC KW AV50

Возможность каждого из них содержится (фактически) в работах признанного основателя философской антропологии — М. Шелера.

Философско-антропологическую про­грамму Шелер предложил в небольшой работе «Положение человека в космосе» (1928). В том же 1928 вышел другой классический для философской антропологии труд — «Ступени органического и человек» Плеснера. Третьей программной книгой философской антропологии счи­тается работа Гелена «Человек. Его природа и положе­ние в мире» (1940).

Только Шелеру удалось столь от­четливо заявить теоретико-методологические претен­зии философской антропологии. Плеснер сформулировал одну из цент­ральных идей философской антропологии — идею позиционирования, т.е. за­нятия человеком позиции в социуме согласно мере дистанцирования от природной реальности (эксцентричес­кая позициональность). Гелен же пошел по пути посте­пенного социологизирования этой идеи через акценти­рование необходимости преодоления «нестабильнос­ти» человеческого бытия и достижения его «стабилиза­ции» (в том числе и через механизмы культуры, выпол­няющие функции «разгрузки» человека от чрезмерной необходимости выбора, т.е. излишней неопределеннос­ти). Основные же механизмы «удержания» человека и достижения «стабильности» — система социальных институтов, позволяющая устанавливать порядки и упорядочивать влечения. Тем самым философский дис­курс у позднего Гелена постепенно преобразуется в со­циологический, а философская антропология приобретает вид антропосоциологического проекта, наиболее полно реализованного учеником Гелена Х. Шельски. Социологический «разво­рот» философской антропологии поддержал и бывший неогегельянец Х. Фрайер (поворотной для которого оказалась работа «Теория современной эпохи», 1955), заостривший внимание на «антропологических изменениях» современного чело­века, привнесенных (спровоцированных) индустриаль­ным обществом.

Поворот философской антропологии к культуре, явно обозна­чившийся уже у Плеснера в его критике излишней ре­дукции к биологическому у Гелена, в полной мере был развернут в работах Ротхакера и М. Ландмана. Место социальных институтов в их функциях у них занимает план «выражения», т.е. «ведение себя» человеком. Мир понимается здесь как самоистолкование человека, различаемое в зависимости от занимаемых «пози­ций» (мир как истолкованное, значимое, имеющее цен­ностное значение — влияние аксиологии Шелера). «Кто хочет знать, что есть человек, тот должен также и прежде знать, что есть культура» (Ландман). Тем са­мым философская антропология переистолковывается как культурная антро­пология, но понимаемая не в духе британо-американ­ских дискурсов, локализующих ее на исследованиях традиционных обществ и обосновывающих ее как эм­пирическую (занятую прежде всего полевыми исследо­ваниями) науку, а в духе философии культуры и культур-социологии поздней работы Кассирера «Что такое человек? Опыт философии человеческой культуры» (1944).

Если в целом в философской антропологии преобладала тенденция к субстанционализму (или — реже — к функционализ­му) и ориентация на идеалы объяснения, то созданная внутри философской антропологии культурная антропология заявила доста­точно последовательно свой антисубстанционализм и ориентировалась (вслед за Кассирером) не столько на познание, сколько на истолкование символов культуры. (Не следует забывать и о том, что Ротхакер являлся уче­ником Дильтея.) Дополнительная задача культурной антропологии предзадавалась стремлением преодолеть тенденцию, идущую от Гелена и, в меньшей степени, от Плеснера, отталкиваться от «негативных» определе­ний человека, за что сама философская антропология критиковала феноменолого-экзистенциалистский комплекс идей.

В этом сво­ем стремлении она нашла поддержку у представителей четвертой программы философской антропологии — ее теологически ориен­тированных версий, стремившихся вернуться к «синте­тическому», центрированному вокруг понятия Бога по­ниманию философской антропологии Шелером. Эта линия представлена в философской антропологии прежде всего именами Хенгстенберга и Ф. Хаммера. Признавая объективность человека, теологически «развернутая» философская антропология центрируется вокруг тезиса о люб­ви к Богу как высшем проявлении этой объективности (как незаинтересованности), любви в «чистом» виде (что непосредственно восходит к Шелеру), а также раз­вивает (в разных версиях) тезис о теле как «метафизическом слове духа» и образовании истории через слово.

Кроме этих четырех основных исследо­вательских стратегий в философской антропологии имелась и интенция к диалогистической философии, основывающейся на положении о «недостаточности» и «открытости» че­ловека, необходимости «поиска центра вне себя», но обернутыми не на построение трансцендентных опор человека как таковых, а на «потребность во мно­гих других». В этой своей интенции философская антропология оказывается близкой персоналистическим дискурсам и диалогистической концепции М. Бубера.

Источник

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики . Под редакцией А.А. Ивина . 2004 .

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия . Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов . 1983 .

Философский энциклопедический словарь . 2010 .

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия . Под редакцией Ф. В. Константинова . 1960—1970 .

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль . Под редакцией В. С. Стёпина . 2001 .

Смотреть что такое «ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ» в других словарях:

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — 1) специальная философская дисциплина, занимающаяся проблематикой человека. В качестве таковой активно конституируется на протяжении последней четверти 20 в. через абсорбирование собственной тематики из общего философского дискурса (в котором она … История Философии: Энциклопедия

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — см. АНТРОПОЛОГИЯ ФИЛОСОФСКАЯ. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 … Энциклопедия социологии

Философская антропология — ☼ в широком смысле учение о природе (сущности) человека; в узком течение в западной философии XX в., преимущественно немецкой. Античная философия настаивает на тождестве человека со всемирно космической субстанцией. Человек есть «малый мир?»,… … Энциклопедия культурологии

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — (нем. Philosophische Anthropologie). В современ. философии термин «Ф. а.» употребляется в двух значениях. В широком значении он собирательно и индивидуально относится к философским учениям о человеке в целом (независимо от того, как называл свое… … Большая психологическая энциклопедия

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ, в широком смысле учение о природе (сущности) человека; в узком течение в западноевропейской философии 20 в., преимущественно немецкой, основанное в 20 х гг. М. Шелером и Х. Плеснером. Исходила в значительной мере из идей … Современная энциклопедия

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — в широком смысле учение о природе (сущности) человека; в узком идеалистическое течение в западноевропейской философии 20 в., преимущественно немецкой, основанной в 1920 х гг. М. Шелером и Х. Плеснером. Исходило в значительной мере из идей… … Большой Энциклопедический словарь

Философская антропология — ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ, в широком смысле учение о природе (сущности) человека; в узком течение в западноевропейской философии 20 в., преимущественно немецкой, основанное в 20 х гг. М. Шелером и Х. Плеснером. Исходила в значительной мере из идей … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Философская антропология — (от философия и антропология; философия человека) в широком смысле философское учение о природе и сущности человека; в узком  направление (школа) в западноевропейской философии (преимущественно немецкой) первой половины XX века, исходившее… … Википедия

Философская Антропология — (от философия и антропология; философия человека) в широком смысле философское учение о природе и сущности человека; в узком направление (школа) в западноевропейской философии (преимущественно немецкой) первой половины XX века, исходившее из… … Википедия

ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ — В широком смысле слова философское учение о человеке, его сущности и природе . В таком понимании самые разные философские направления, представляя различные способы осмысления человека и человеческого мира, являются вместе с тем различными… … Современная западная философия. Энциклопедический словарь

Источник